Приветствую Вас Гость | RSS

НИ ДАВНОСТИ, НИ ЗАБВЕНИЯ

Воскресенье, 25-02-2018, 03:38:42
Главная » 2006 » Ноябрь » 21
21-11-2006, 22:28:01
Когда в 1461 году под ударами турок пал Трапезунт, многие греки бежали в Грузию, в Крым и в Южную Россию. Греческая диаспора в России ведет свою историю с 1472 года, когда София Палеолог вышла замуж за Великого князя Московского, Иоанна III (1462 - 1505). В XV в. упоминаются греки, проживающие в Крыму и в Москве, а с XVI в. - на Украине и в Латвии.

Групповые миграции греческого населения отмечены в основном после русско-турецкой войны 1768-1774 гг. и подписания Кючук-Кайнарджийского договора в 1774 г. Миграционный поток греков в Россию также приходится на русско-турецкие войны 1828-29, 1853-56 и 1877-78 гг. Менее значительная иммиграция происходит во время греческо-турецкой войны 1897 г. и снова она увеличивается во время Первой Мировой войны.

Процветающие греческие поселения.

Точное число греков в императорской России неизвестно. Одним из немаловажных факторов тут стало их обрусение. Согласно переписи 1897 г., грекоговорящее население России составляло 186 925 душ, а согласно переписи 1989 г. число греков в СССР доходило до 357 975 (или 355 486) человек. Согласно же данным Центрального Комитета Содружества Российских Греков, в 1918 г. в России проживало 600 000 эллинов.

С конца XVIII в. греки в России жили под официальным политическим покровительством царей, к чему следует прибавить и особо теплые чувства русского народа к порабощенным единоверцам с Балкан. Известно, что Кючук-Кайнарджийский договор между Российской и Отоманской империями положил начало мореплаванию и морской торговле между Россией и балканскими странами. Таким образом, помимо естественного расположения к себе греческий народ завоевал доверие русского народа и в сфере гражданских взаимоотношений.

Значительные греческие общины зарегистированы в Нежине, в Мариуполе и в Одессе. В Нежине греческая община была признана указом 1657 года, и греки, жившие там, получили самоуправление. Известен и греческий магистрат в этом городе. В Мариуполе община образовалась в 1778 г., ее члены получили большие участки земли и на 10 лет были освобождены от уплаты всех налогов. Сегодня там действует Факультет гуманитарных наук, где греческий язык и филологию изучают выпускники школ греческих поселений. Одесская община с конце XVIII в. была одной из наиболее преуспевающих, у нее были свои церкви, образовательные учреждения, организации, клубы и т.д. Между 1819 и 1849 гг. Одесса была открытым портом, и так как греческая община этого города находилась на территории проживания русского населения, была под политическим протекторатом царя и пользовалась любовью русского народа, были созданы все предпосылки для того, чтобы там возродился эллинский род, возродились надежды на освобождение от турецкого ига и было основано Общество друзей (1814 г.), Греческое филантропическое общество (1821 г.) и Греческий (Императорский) Эпикурейский комитет (1821-1831 гг.).

Другие важные греческие общины зарегистрированы в следующих российских городах: Москва, Петербург, Анапа, Геленджик, Краснодар, Крымская, Майкоп, Новороссийск, Ростов, Сочи, Ставрополь, Таганрог и Туапсе; на Украине: Киев, Ялта, Евпатория, Феодосия, Керчь, Севастополь, Симферополь и Херсон; в Грузии: Тбилиси, Батуми, Поти, Сухуми и в окрестностях Цалки. Наконец, после Второй Мировой войны община греков появилась в Ташкенте в Узбекистане.

С XVI в. и до сегодняшнего дня греки принимали и принимают участие во всех сферах общественной жизни императорской России, СССР и Российской Федерации: в торговле и судоходстве, служат в вооруженных силах, в системе начального, среднего и высшего образования, в церкви, в дипломатическом корпусе (более 150 греков в разное время работали в МИДе России) и в общественной жизни, в сфере искусства, науки, работают в Академии Наук и, наконец, на производстве.

Около 300 имен наших греческих сограждан называет академик Ф.Х. Кессидис в своем труде "Кто есть кто. Известные греки в странах бывшего Советского Союза в 20 в. Их вклад в общественную жизнь" - биографическо-библиграфический каталог, Салоники, изд. братьев Кирьякиди, 1999.

Благодетели двух родин

Из купеческого сословия выходили национальные благотворители и меценаты. В регистрационной книге пожертвований Министерства образования и религий значится тридцать пожертвований греков из России: Зоис Капланис (1868), Панайотис Тсиропулос, Константинос Иоаннопулос, Иоаннис Вовос (1868), братья Зосимадисы 1822), Николаос Д. Крискис (1817), Николаос Д. Крискис (1843), София Хвостова-Ласкари (1855), Павлос Филис (1817), Павлос Филис, Иоаннис Варвакис, Панайотис Ф. Акритас (1818), Николаос Котинакис (1888) и многие другие...

В 1909 году Дион. Метаксас-Ласкаратос критиковал распорядителей некоторых пожертвований в России и Румынии. Однако некоторые деяния благотворителей не могут оставить нас равнодушными: так, купец Эмм. Грамматиков из Феодосии в своем завещании, которое он составил в 1823 году, завещал жене потратить крупные денежные суммы на выкуп "порабощенных единоплеменников, которые продаются на рынках и распродажах". А братья Иоаннис, Николаос, Анастасиос, Феодосиос и Михаил Зосимадисы решили не заводить семей, и потратить свое состояние на дела благотворительности. Характеризует образ жизни Зосимадисов следующий отзыв: "Они не имели ни многоэтажных домов, ни роскоши в домах, ничего, что бы вызывало удивление, ни множества слуг и скота, ни пышных трапез, ни услаждения желудка".

Иоаннис Домполлис, купец из Петербурга, тоже так и не вступивший в брак, оставил весьма характерную фразу в своем завещании, составленном в 1849 году: "Когда в 1809 году я познакомился с блаженной памяти Иоаннисом Каподистрией, впоследствии "кормчим" Эллады, пообещали мы друг другу использовать любые наши возможности и средства для сохранения образования в Греции; с тех пор твердой целью всей моей жизни стало выполнение этого моего обещания. Для сего не пытался я увеличить мои средства любостяжательством, но приобретал их трудом своим и экономией". "Духовный мир этих первых купцов-меценатов", - пишет В. Феодору, профессор Управления по делам образования и религий, - "которые не забыли своего присхождения, был создан их собственной твердостью и упорством, так как у них не было никакого общения с соплеменниками из самой Греции".

Иоаннис Варвакис (1750 - 1825), который жил главным образом в Астрахани, был назван "благодетелем двух родин", так как помогал финансово не только России, но и Греции, а Григориос Гр. Мараслис (1831-1907), градоначальник Одессы (1878-1894) и тайный советник в России, кроме своих финансовых пожертвований России и Греции, сделал Одессу промышленно и духовно развитым городом.

В 1873 году Феодорос Родаканакис взял на себя расходы по финансированию строительства и оснащения Греческого женского училища в Одессе. И он же своим завещанием (1872 г.) пожертвовал 5 000 рублей на нужды школ Хиоса, 3 000 на больницы того же острова, 10 000 -филантропическим организациям в Афинах, 2 000 рублей храму Св. Троицы в Одессе, 5 000 - греческой общине Одессы, 2 000 - разным общественным организациям Одессы, по 100 рублей каждому из служащих на его предприятиях и наконец, по 30 рублей каждому из лично обслуживавших его людей.

В заключение, наряду с Зосимадисами (факультет Зосимадисов в Янине, стипендии ученикам и ученицам и т.д.), Ризаридисами (Церковная школа Ризаридисов в Афинах, стипендии ученикам и ученицам и т.д.), Иоаннисом Варвакисом (Школа Варвакиса в Афинах, экономическая помощь грекам, принимавшим участие в восстании и многое другое), Иоаннисом Домполлисом (экономическая помощь Национальному Университету Каподистрии в Афинах, стипендии ученикам и ученицам и т.д.) и Григориосом Гр. Мараслисом (Педагогическое училище Мараслиса в Афинах, сиротский приют Мираслиса на Керкире, Мараслио в Стамбуле, Салониках, Филиппополе, библиотека Мараслиса и многое другое), о которых мы сказали раньше, следует упомянуть и Димитриоса Вернардакиса (Бернардакиса)(1800-1870)(Храм Св. Димитрия в Петербурге, экономическая помощь восстанию на Крите (1866 г.), экономическая помощь Национальному Университету Каподистрии в Афинах и многое другое), Зоиса Капланиса (средняя школа в Грамменосе в Эпире, Школа Капланиса в Янине и многое другое) и братьев Виллианосов (Национальная библиотека, экономическая поддержка школ и общественных организаций в Кефалонике и т.д.).

Говоря обо всех этих благодетелях и их благодеяниях, следует отметить, что в большинстве случаев они были еще и меценатами. Особо подчеркнем здесь вклад все тех же братьев Зосимадисов в издания трудов Евгения Болгарского и Никифороса Феотокиса, учреждение и строительство школы и церкви в Мариуполе Фотисом Свороносом и наконец, учреждение, выпуск и поддержание серии "Библиотека Мараслиса", предпринятое греческим предпринимателем и градоначальником Одессы 1878-1894 гг. Григориосом Мараслисом.

21.11.06 12:00 greek.ru
Дмитрий Кикоть.
Перевод статьи из греческой газеты "Катимерини" специально для greek.ru

Category: НОВОСТИ | Reads: 1507 | Added by: batikot | Rating: 0.0 | Comments (1)

21-11-2006, 17:23:14

Бывший шпион Александр Литвиненко собирался расследовать убийство, но был отравлен. Подозрение падает на Москву

Георгий Марков шел на работу. Как всегда, журналист пешком пересек мост Ватерлоо и остановился на автобусной остановке, чтобы доехать на автобусе до редакции BBC. Неожиданно он почувствовал мгновенную сильную боль – в толпе спешащих в этот утренний час на работу людей в его ногу вонзилось острие зонтика. Кто-то задел его по неосторожности, подумал тогда Марков. Через три дня он умер. Его отравили. В течение нескольких лет болгарский диссидент обличал коммунистическую тиранию в Восточном блоке и за это в конце концов поплатился жизнью. Его ликвидировал КГБ.

Это история времен холодной войны. Убийство с помощью зонта произошло 7 сентября 1978 года. Но с конца прошлой недели по Лондону ходят слухи, что и после крушения старого миропорядка, которое произошло 17 лет назад, на свете еще есть тайные агенты, способные устранять неугодных и на Западе, причем средь бела дня. Сегодня под охраной в одной из лондонских больниц борется со смертью бывший офицер российских спецслужб Александр Литвиненко. 43-летний агент сбежал от ФСБ в конце 1990-х годов, эмигрировал в Великобританию и получил там политическое убежище. С того времени он стал непреклонным противником российского правительства. А теперь он отравлен. Все его окружение обвиняет ФСБ.

Пикадилли-стрит, 167, один из самых фешенебельных районов Лондона. По соседству – отель Ritz, напротив – офис алмазной корпорации De Beers, неподалеку – Олд Бонд-стрит с бутиками Cartier и Chanel. Здесь расположился и один из филиалов сети суши-баров Itsu. Пол, облицованный черным гранитом, черные кожаные кресла, большие фотографии цветов сакуры, официанты в черной одежде, за стеклом витрины-холодильника – мизо-суп за 4 фунта 95 пенсов. "Это не у вас тут что-то случилось с русским?" – спрашивает мужчина в костюме. "Да, у нас", – отвечает директор заведения, уточняя, что этот русский был здесь постоянным клиентом.

Когда и как это случилось, об этом в Лондоне ходят самые различные слухи, из Москвы доносятся раздраженные реплики, но об этом потом. Известно вот что: 1 ноября Литвиненко встречался здесь с итальянцем Марио Скарамеллой, профессором из Неаполя, известным в кругах спецслужб уже давно. Инициатором встречи выступил Скарамелла. Он предложил Литвиненко документы, которые якобы содержали доказательства причастности некоторых лиц к убийству Анны Политковской; Литвиненко занимался собственным расследованием убийства журналистки.

Бумаги, которые Скарамелла передал Литвиненко, были распечаткой электронного письма. "Марио захотел, чтобы я прочел документы незамедлительно", – рассказал Литвиненко в больнице знакомому журналисту еще до того, как его состояние начало резко ухудшаться. "Там был указан целый ряд имен, среди них и фамилии офицеров ФСБ, которые предположительно были причастны к убийству", – сообщил он. "Почему он хотел встретиться со мной, чтобы показать эти документы, я не знаю. Он мог спокойно прислать их по электронной почте".

Скарамелла, по словам Литвиненко, сильно нервничал и не захотел ничего есть. Литвиненко заказал себе что-то легкое из еды и выпил стакан воды. Вскоре мужчины попрощались, а через несколько часов Литвиненко почувствовал себя плохо. Тошнота, головные боли, расстройства зрения, низкое давление – вначале все указывало на пищевое отравление. Жена Марина отвезла его в больницу на севере Лондона. Но состояние его ухудшалось. Нервные окончания стали настолько чувствительными, что даже малейшее движение воздуха причиняло нестерпимую боль. А когда через десять дней у него выпали волосы, был вынесен окончательный диагноз. "Речь идет об отравлении таллием", – заявил токсиколог, доктор Джон Генри из University College Hospital, в котором Литвиненко находится на протяжении последней недели.

"Он выглядит как старик, который перенес несколько сеансов химиотерапии", – говорит Алекс Гольдфарб, друг Литвиненко. Яд парализовал работу почек и повредил все внутренние органы. Кроме того, разрушен спинной мозг. "У пациента полностью отсутствуют белые кровяные тельца, это означает, что его иммунная система стала полностью безоружной", – заявляет доктор Генри. И неизвестно, поможет ли ему пересадка спинного мозга. Шансы 50 на 50.

Но кто же отравил Александра Литвиненко? Скарамелла, по всей видимости, невиновен. Судя по всему тому, что известно об их встрече в суши-баре, у итальянца просто не было возможности подмешать таллий в воду или суши, которые заказал Литвиненко. А тот факт, что встреча была организована в течение нескольких часов, свидетельствует, что к отравлению пищи, которую употреблял Литвиненко, никто из сотрудников ресторана не причастен. Кроме того, на прошлой неделе сам Скарамелла вышел на сотрудников спецслужб через посольство Британии в Риме и заявил, что опасается за свою жизнь. Об этом сообщила британская Daily Mail со ссылкой на неназванный итальянский источник.

Вероятнее всего, Литвиненко был отравлен еще утром. "Перед встречей с итальянцем он встречался с российским контактным лицом в одном из отелей в центре города", – рассказала Марина Литвиненко.

Об этой встречей за чашкой чая ничего не известно. По заявлениям Олега Гордиевского, бывшего сотрудника ФСБ, эта попытка убийства лежит на совести российских спецслужб.

Александр Литвиненко встал в оппозицию к российскому правительству в 1990-е годы, когда он обвинил российские власти в подготовке убийства олигарха Бориса Березовского, ставшего противником Владимира Путина. Реакция последовала незамедлительно: военный суд приговорил Литвиненко к 3,5 годам лишения свободы условно, обвинив его в том, что он якобы избивал подозреваемого во время допроса.

Вскоре Литвиненко выдвинул против ФСБ обвинения в коррупции, утверждая при этом, что коррупция добралась до самых верхов правительства. И снова он предстал перед судом, на этот раз по обвинению в "злоупотреблении служебными полномочиями". Он отсидел 9 месяцев в тюрьме и был освобожден досрочно. После освобождения Литвиненко стало ясно, что в Москве его жизни и жизни его семьи угрожает опасность, и он укрылся в Лондоне.

Но и там он продолжал разоблачать Кремль. Он написал книгу, в которой выдвинул беспрецедентные обвинения в адрес Москвы: мол, взрывы домов в Москве, прогремевшие в 1999 году и унесшие 300 жизней, организованы не чеченскими сепаратистами, а ФСБ. Поскольку властям был необходим предлог, чтобы начать новую чеченскую кампанию. В сентябре 2004 года, через две недели после выхода книги в свет, в его доме прогремел взрыв. Но насколько правдоподобными были его разоблачения? Многие верят ему, а многие – нет, даже у него на родине.

Москва, утро понедельника. "Литвиненко?" Роман Шлейнов поднимает брови: "Этот человек меня не интересует". Шлейнов – журналист, который ведет журналистские расследования и работает в "Новой газете", сотрудницей которой была Анна Политковская. Шлейнов уверен, что отравление Литвиненко – это рекламный ход в его собственном деле.

Литвиненко, говорит Шлейнов, управляющийся одновременно с двумя мобильными телефонами и пробирающийся сквозь московские пробки, разочаровал его еще тогда, когда речь шла о недоказанном участии ФСБ в терактах в Москве. "Почему я должен верить ему сейчас?" В этой связи он не может понять шумиху, поднятую вокруг Литвиненко.

А как же страх, который поселился в душах журналистов после убийства Политковской и недавнего отравления в Лондоне? Шлейнов ведь тоже указан в списке "100 главных врагов российского народа", опубликованном на интернет-сайте одного из членов партии Жириновского. "Да уж", – говорит Шлейнов, высматривая лазейку в плотном потоке машин, стоящих перед ним. Опасность опасности рознь. "Больше всего должны бояться те мои коллеги, которые ведут расследования в регионах. О застреленном или избитом до смерти провинциальном журналисте никто и не узнает. Тем более за границей".

Загорается красный, Путин едет на работу в Кремль. "Как ни парадоксально это звучит, но журналисты из надрегиональных СМИ находятся в меньшей опасности. После какой-либо публикации, затрагивающей кого-нибудь из власть имущих, через день уже никто и не вспомнит этой статьи".

Однако по-другому дело обстоит, с его точки зрения, с такими известными во всем мире публицистами, как Анна Политковская, которые "выносят дерьмо из избы". Здесь их жизни подвергаются самой серьезной опасности, поскольку кремлевские воротилы на международных встречах вынуждены оправдываться. Месть в этом случае неизбежна. Что делать, как защищаться? Роман Шлейнов пожимает плечами. "Не знаю, я не достиг еще такого уровня".

Джон Ф. Юнгклауссен и Эльке Виндиш
http://www.inopressa.ru/tagesspiegel/2006/11/21/12:29:05/smert

Reads: 1015 | Added by: admin | Rating: 0.0 | Comments (0)