Приветствую Вас Гость | RSS

НИ ДАВНОСТИ, НИ ЗАБВЕНИЯ

Четверг, 24-05-2018, 19:31:19
Главная » 2006 » Ноябрь » 25
26-11-2006, 00:07:05
Смерть бывшего подполковника ФСБ Александра Литвиненко в лондонской клинике, как подозревают врачи, могла быть результатом отравления.

Профессионализм Скотленд-ярда общеизвестен, но дело вполне может остаться нераскрытым. Если это действительно было покушение, то его исполнителей, не говоря о заказчиках, скорее всего, уже нет на Британских островах.

Как всегда бывает в подобных случаях с политическим подтекстом, нет недостатка в версиях.

В Москве считают случившееся антироссийской провокацией, указывают, что Литвиненко - слишком незначительная мишень для спецслужб и советуют искать виновников "ближе к Тауэру, а не к Кремлю".

Депутат Госдумы и бывший офицер ФСБ Геннадий Гудков порекомендовал Литвиненко "избегать самопальной водки", видимо, перепутав Лондон с Ангарском.

Его товарищ по "Единой России" и чекистской службе Михаил Гришанков прозрачно намекнул на возможную причастность Бориса Березовского к покушению на своего помощника. В таком же духе высказался прежний начальник Литвиненко, экс-директор ФСБ Николай Ковалев, которому тот в свое время попортил немало крови.

Пресс-секретарь Службы внешней разведки Сергей Иванов заявил, что "г-н Литвиненко не тот человек, чтобы ради него омрачать [российско-британские] двусторонние отношения".

Член российской делегации на саммите Россия-ЕС в Хельсинки категорически отмел подозрения в адрес Кремля, заявив, что они "слишком невероятны и слишком глупы, чтобы их комментировал кто-то с российской стороны".

Однако с трудом верится, что Литвиненко сам себя отравил назло бывшим коллегам, или что Березовский, живущий в Британии на положении беженца, стал бы так рисковать.

История устранений

Версия о причастности российских спецслужб, как минимум, имеет право на существование.

Если это так, то публика, похоже, еще не осознала всей важности случившегося.

При Сталине советская разведка постоянно занималась устранением политических противников за рубежом. Самые известные примеры - убийства Троцкого, белых генералов Миллера и Кутепова и лидеров украинских националистов Коновальца и Бандеры.

Однако в 1959 году, после того, как убийца Бандеры Хохлов сдался властям ФРГ и разразился скандал, Хрущев отобрал у КГБ "лицензию на убийство" и разогнал соответствующий отдел. С тех пор СССР и Россия почти полвека, судя по всему, подобными вещами не занимались.

В феврале 2004 года в Катаре был взорван бывший вице-президент самопровозглашенной Ичкерии Зелимхан Яндарбиев. По обвинению в убийстве арестовали и осудили офицеров Главного разведывательного управления российского Генштаба, которых затем вернули на родину после дипломатических переговоров.

В Москве особо не скрывали, что это - расплата за теракт в "Норд-Осте", в результате которого погибли 129 человек и к которому Яндарбиев - так, по крайней мере, утверждали спецслужбы России - был лично причастен.

"Синдром Березовского"

После убийства российских дипломатов в Ираке в июне этого года президент Путин открыто провозгласил право России преследовать террористов за пределами страны, а Совет Федерации принял соответствующие поправки в законодательство.

Россия в этом смысле не одинока. Израиль в 1972 году поклялся покарать виновников гибели своей олимпийской команды в Мюнхене и не успокаивался 10 лет, пока не уничтожил последнего. Соединенные Штаты ведут охоту за Усамой бин Ладеном и его сподвижниками по всему миру.

Однако Литвиненко, в отличие от "Аль-Каиды" и "Черного сентября", никого не взрывал и не захватывал в заложники. Да, он не только критиковал российские порядки, а выдвигал ужасные обвинения против ФСБ и лично Путина. Но чтоб за это - ядом?!

Некоторые наблюдатели указывают на психологический "синдром Березовского". Давно прошли времена, когда, согласно анекдоту, сам Господь Бог выходил из его кабинета, растерянно скребя затылок и бормоча: "Ну почему же я - всего лишь вице-президент?". Но кое-кто в Москве, похоже, до сих пор верит, что лондонский изгнанник и его команда могут на что-то влиять и представляют серьезную угрозу.

В назидание другим

Есть в "деле Литвиненко" еще один, возможно, ключевой аспект. Он не просто диссидент, он - бывший офицер ФСБ. Замкнутая корпорация, могущество которой держится на беспрекословном послушании и тайне, ненавидит ренегатов и стремится уничтожать их, даже если они сегодня никому уже не вредны и не опасны - в назидание другим. По крайней мере, хочет заставить вечно прятаться и дрожать за свою жизнь.

Точно так же мафия стоит на том, что за нарушение "омерты" полагается смерть, и предателя надо найти "даже у дьявола в заднице".

Собственно, секретные службы никого силком к себе не тащат, и каждого новичка не единожды предупреждают, что вход туда стоит рубль, а выход - два. Как это делается, красочно описал Виктор Суворов в своем "Аквариуме".

Некоторые наблюдатели находят связь между активизацией российской разведки и глобальной войной с террором, объявленной Соединенными Штатами после терактов 11 сентября. Москва всегда ревниво сравнивала себя с Вашингтоном и считала: что позволено им, должно быть позволено и нам.

Могли сыграть свою роль и высокие цены на энергоносители, благодаря которым в Кремле снова почувствовали себя сверхдержавой, которой все разрешено.

Золотое время

Не исключено, есть еще одна причина, так сказать, технического свойства. В 20-е и 30-е годы советская разведка располагала уникальными оперативными возможностями. В ЧК-ОГПУ работали бывшие профессиональные революционеры, проведшие полжизни в эмиграции и чувствовавшие себя за границей как дома.

Были еще русские эмигранты, готовые на все, лишь бы "разрешили вернуться", и фанатично верившие в СССР иностранные коммунисты наподобие убийцы Троцкого Рамона Меркадера.

Потом они иссякли - СССР был закрытой страной, советские люди просто так за границу не ездили, и каждый привлекал к себе пристальное внимание. Поручать столь щекотливые задания разведчикам, работающим под дипломатическим прикрытием, политически неуместно.

Подготовить и внедрить нелегала настолько трудно и дорого, что цель не оправдывает затрат. Агент из местных граждан, завербованный за деньги, убивать не пойдет - скорее побежит сдаваться в полицию.

Были еще международные террористы, которых КГБ в 60-е и 70-е годы подкармливал, чему имеются многочисленные свидетельства. Но террористов в Москве небезосновательно считали людьми неуправляемыми и ненадежными.

А сейчас для спецслужб снова настало золотое время. На Западе постоянно находятся десятки, если не сотни тысяч россиян. Они приезжают по частным делам, имеют деньги, свободно перемещаются из страны в страну, и невозможно контролировать, чем каждый из них занимается.

Вопрос престижа

Пока не окончено расследование, которое ведут британские власти, это гипотеза. Однако с точки зрения корпоративных интересов, этики и возможностей версия эта имеет право на существование.

И если вдруг она подтвердится, то встанет вопрос о том, позволительно ли этим интересам определять политику страны и могут ли спецслужбы цивилизованного государства, члена Большой восьмерки и Совета Безопасности ООН, уподобляться "Коза ностре".

В конечном итоге ответить на него должны российские избиратели. Хотя, судя по реакции на уничтожение Яндарбиева, рейтинг президента и престиж спецслужб только вырастут - имели они на самом деле отношение к гибели Литвиненко, или нет.

BBCRussian.com

Category: НОВОСТИ | Reads: 1251 | Added by: admin | Rating: 0.0 | Comments (0)

25-11-2006, 21:57:19
Заявление МИД Республики Узбекистан

Включение Узбекистана Госдепартаментом США в так называемый список "государств, вызывающих особую озабоченность в сфере соблюдения религиозных свобод", воспринято широкой общественностью нашей страны, по меньшей мере, с недоумением. Этот шаг в очередной раз демонстрирует односторонний подход и "двойные стандарты" американского внешнеполитического ведомства в отношении таких актуальных вопросов, как свобода религии и вероисповедания.
Веротерпимость и толерантность всегда были и продолжают оставаться важнейшей составляющей государственной политики Республики Узбекистан.

Во многом благодаря этому в Узбекистане в мире и согласии живут и свободно отправляют свое вероисповедание представители 18 религиозных конфессий, в том числе мусульманской, православной, иудейской, католической и других религий. За последние годы не отмечалось ни одного факта возникновения в стране межрелигиозных противостояний или конфликтных ситуаций ни между самими конфессиями, ни между конфессиями и государственными структурами.

Во всех проводимых в рамках ООН за последнее время крупнейших международных конференциях, семинарах и встречах опыт Узбекистана по достижению взаимопонимания и взаимного уважения между религиями отмечается достойным всякого внимания и поддержки.

Республика Узбекистан всегда занимала принципиальную и последовательную позицию в отношении безапелляционных, ничем не обоснованных утверждений отдельных политиков, государственных деятелей и средств массовой информации, имеющих явно провокационную направленность и способных подорвать взаимопонимание между религиями.

В первую очередь это касалось фактов, когда международный терроризм увязывается со священной для мусульман религией - исламом, когда >западные издания, прикрываясь лозунгами "свободы слова", тиражируют оскорбительные оценки, задевающие честь, национальное достоинство и чувства сотен миллионов верующих мусульман.

Узбекистан неизменно заявлял и заявляет о своем решительном неприятии подобных действий. Свидетельством тому является осуждение узбекской стороной публикаций карикатур на пророка Мухамеда и безответственных высказываний Папы Римского Бенедикта XVI об исламской религии.

Узбекистан - один из признанных центров становления и развития исламской культуры и философии. Мы по праву гордимся тем, что на нашей земле жили и творили величайшие богословы и философы, почитаемые во всем мусульманском мире. Узбекистан последовательно осуществляет политику по восстановлению, изучению и сохранению этого богатого духовного наследия.

У нас есть все основания твердо заявить, что в нашей стране созданы и гарантированы Конституцией и законом все условия для свободного вероисповедания последователей традиционных религий. Что касается деятельности различных миссионерских религиозных течений и сект, то узбекская сторона в этом вопросе придерживается основных положений Закона Республики Узбекистан "О свободе совести и религиозных организациях", принятого еще в первые годы независимости республики.

Исходя из вышеизложенного, узбекская сторона считает решение Госдепартамента США о включении республики в так называемый список "государств, вызывающих особую озабоченность в сфере соблюдения религиозных свобод" не обоснованным и ничем иным, как вмешательством во внутренние дела суверенного Узбекистана.

^передал: Алок ШЕКХАР
Источник - ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи - http://centrasia.org/newsA.php4?st=1164367260

Category: НОВОСТИ | Reads: 1134 | Added by: admin | Rating: 0.0 | Comments (1)

25-11-2006, 20:48:12

Все большее число моих пациентов, перенесших состояние клинической смерти, говорят мне, что после смерти существует жизнь и что там есть Рай и ад. Сам я всегда полагал, что смерть это не более как физическое угасание, и подтверждением того была моя собственная жизнь. Однако, теперь я оказался вынужден изменить свои взгляды в корне, и таким образом пересмотреть всю свою жизнь, и мало что нашел в ней утешительного. Я увидел, что это и в самом деле небезопасно - умирать!

Переворот в моих убеждениях явился следствием происшествия уже упомянутого мною и вот с чего все это для меня началось. Однажды я попросил одного из моих пациентов пойти на процедуру, которую мы называем "проверкой на стресс" и которая позволяет определить состояние грудной клетки больного. Во время этой процедуры мы даем пациенту определенную нагрузку и одновременно регистрируем удары сердца. Посредством тренажера удается стимулировать движения больного так, что от ходьбы он постепенно переходит к бегу. Если симметрия на электрокардиограмме в процессе таких упражнении нарушается, то это означает, что грудные боли у пациента наверняка возникают вследствие сердечных нарушений, что является начальной стадией стенокардии.

Этот пациент - бледный, сорокавосьмилетний мужчина - служил деревенским почтальоном. Среднего телосложения, темноволосый и с приятной наружностью. К несчастью, в начатой процедуре ЭКГ не только "сбилась", но и показала полную остановку сердца. Он упал на пол прямо у меня в кабинете и начал медленно умирать. Это не была даже мерцательная аритмия а именно остановка сердца. Желудочки сократились, и сердце безжизненно остановилось.

Приложив к его груди ухо, я не мог ничего услышать. Не прощупывался пульс и слева от адамова яблока. Он раз или два вздохнул и замер окончательно. Мышцы сжались в безвольных конвульсиях. Тело начинало приобретать синюшный цвет.

Это случилось около полудня, но, хотя в клинике кроме меня работало еще шесть докторов, все они ушли в другой госпиталь на вечерний обход. Оставались только медсестры - однако они не растерялись, и поведение их заслуживает похвалы.

Пока я производил закрытый массаж сердца, надавливая на грудную клетку пациента, одна из медсестер начала искусственное дыхание изо рта в рот. Другая сестра принесла облегчавшую эту процедуру дыхательную маску. Третья подкатила запасную коляску с оборудованием электрокардиостимулятора. Но, ко всеобщему огорчению, сердце не подавало никаких признаков жизни. Наступило полное блокирование сердечной мышцы. ЭКС должен был устранить эту блокаду и увеличить количество ударов сердца от 35 до 80-100 в минуту.

Я ввел провода стимулятора в крупную вену ниже ключицы - ту, что непосредственно идет в сердце. Один конец провода был введен в венозную систему и оставлен свободным внутри сердечной мышцы. Другой его конец соединялся с маленькой энергобатареей - приспособлением, регулирующим деятельность сердца и не дающим ему остановится.

Пациент начал приходить в себя. Однако стоило мне по какой-либо причине прервать ручной массаж грудной клетки, больной вновь терял сознание и его дыхательная деятельность прекращалась - смерть наступала вновь.

Всякий раз, когда его жизнедеятельные функции восстанавливались, этот человек пронзительно кричал "Я в аду". Он был донельзя перепуган и умолял меня о помощи. Я очень боялся, что он умрет, но еще больше меня испугало упоминание об аде, о котором кричал он, и где самого меня не было. Этот случай стал для меня причиной написания данной книги.

В этот момент я услышал от него довольно странную просьбу "Не останавливайтесь". Дело в том, что пациенты, которых мне до сих пор приходилось реанимировать, первым делом обычно говорили мне, как только к ним возвращалось сознание "Прекратите терзать мою грудь, вы делаете мне больно". И это вполне понятно - у меня достаточно силы, так что при закрытом массаже сердца я иногда ломаю ребра. И все же этот пациент говорил мне "Не переставайте".

Лишь в тот момент, когда я глянул на его лицо, меня охватила настоящая тревога. Выражение его лица было гораздо хуже, чем в момент смерти. Лицо искажала жуткая гримаса, олицетворявшая ужас, зрачки расширены, и сам он дрожал и обливался потом, словом, все это не поддавалось описанию.

Далее произошло следующее - он широко открыл глаза и сказал "Вы не понимаете? я в аду. Когда вы перестаете делать массаж, я оказываюсь в аду! Не давайте мне туда возвращаться!"

Привыкнув к пациентам, находившимся в подобных эмоциональных стрессах, я не обратил на его слова никакого внимания и помню, как сказал ему "Я занят, не мешайте мне с вашим адом, пока я не уберу на место стимулятор".

Но человек говорил это серьезно, и до меня наконец дошло, что беспокойство его было не поддельно. Он находился в такой степени панического ужаса, подобно которой мне никогда не приходилось видеть ранее. В результате я начал действовать с лихорадочной быстротой. Между тем, за это время пациент еще три или четыре раза терял сознание и вновь впадал в состояние клинической смерти.

Наконец, после нескольких таких эпизодов он спросил меня: "Как сделать, чтобы мне выбраться из ада?" И я, вспомнив, что когда-то приходилось учить в Воскресной школе, сказал ему, что Единственный, Кто может заступиться за него, это Иисус Христос.

Тогда он сказал "Я не знаю, как это правильно сделать. Помолитесь за меня".

Помолиться за него! Сколько нервов! Я ответил, что я врач, а не проповедник.

Но он повторил "помолитесь за меня".

Я понял, что выбора у меня нет - это была предсмертная просьба. И вот пока мы работали, прямо на полу - он повторял за мной мои слова. Это была очень простенькая молитва, поскольку до сих пор в этом отношении у меня не было никакого опыта. Вышло что-то примерно следующее:

Господь мой Иисус Христос!
Прошу Тебя спасти меня из ада.
Прости мои прегрешенья.
Я всю жизнь буду следовать Тебе.
Если я умру, то хочу пребывать на Небесах.
Если останусь жить, то навсегда буду верен Тебе.

Наконец, состояние больного стабилизировалось, и его отвезли в палату. Я пришел домой сдунул пыль с Библии и принялся за чтение, желая найти там точное описание ада.

В моей медицинской практике смерть всегда являлась делом обыденным, и я считал ее простым прекращением жизнедеятельности, которое не влечет за собой какой-либо последующей опасности или угрызении совести. Однако теперь я был убежден, что за всем этим кроется что-то еще. В Библии о смерти говорилось как о конечном уделе каждого. Все мои взгляды требовали пересмотра, и мне необходимо было расширить свои познания. Иначе говоря, я искал ответ на вопрос, который подтвердил бы истинность Писания. Я обнаружил, что Библия - это не просто историческая книга. Каждое слово проходило в самое сердце и оказывалось верным. Я решил, что мне необходимо начать лучше и внимательнее изучать ее.

Пару дней спустя, я подошел к своему пациенту, желая расспросить его. Подсев к изголовью, я попросил его припомнить, что он на самом деле видел в этом аду. Был ли там огонь? Какой из себя дьявол, и были ли у него вилы? Что все это напоминает, и с чем ад можно сравнить?

Пациент пришел в изумление "О чем вы говорите, что за ад? Я не помню ничего подобного". Мне пришлось подробно объяснять ему, напоминая каждую деталь, описанную им два дня назад: и то, как он лежал на полу, и стимулятор, и реанимацию. Но несмотря на все мои усилия, ничего плохого о своих ощущениях пациент припомнить не мог. По всей видимости, переживания, которые ему пришлось испытать, были столь ужасны, столь отвратительны и болезненны, что мозг его был не в состоянии справиться с ними, так что впоследствии они были вытеснены в подсознание.

Между тем, этот человек неожиданно стал верующим. Теперь он - ревностный христианин, хотя до этого в церковь заходил лишь случайно. Будучи крайне скрытным и застенчивым, все же он стал непосредственным свидетелем Иисуса Христа. Он также не забыл нашу молитву и то, как он раз или два "терял сознание". Пережитого в аду он по-прежнему не помнит, но говорит, что видел как бы сверху, с потолка, тех, кто находился внизу, наблюдая, как они работали над его телом.

Кроме того, он помнит встречу со своей покойной матерью и покойной мачехой в один из таких эпизодов умирания. Местом встречи было узкое ущелье, полное прекрасных цветов. Он видел и других покойных родственников. Ему было очень хорошо в той долине с яркой зеленью и цветами, и он добавляет, что вся она была освещена очень сильным лучом света. Свою покойную мать он "увидел" впервые, так как умерла она двадцати одного года, когда ему было всего пятнадцать месяцев, и отец его вскоре женился вторично, а ему никогда не показывали даже фотографии его матери. Однако, несмотря на это он сумел выбрать ее портрет из множества других, когда его тетка, узнав о случившемся, принесла для проверки несколько семейных фо ... Читать дальше »

Category: НОВОСТИ | Reads: 1781 | Added by: admin | Rating: 0.0 | Comments (0)

25-11-2006, 20:25:46
Известный футбольный арбитр Марк Рафалов вспоминает об этом в своей книге "Футбол оптом и в розницу".

О ПОЧЕТНОМ ПРИЗЕ ГАЗЕТЫ "ГУДОК"

Свой последний матч мне довелось проводить поздней осенью 1974 года в Кутаиси. Местное "Торпедо" играло с симферопольской "Таврией". Перед началом матча в судейскую комнату зашли тренеры и капитаны команд, кутаисские арбитры Карло Хурцидзе, Зураб Тодадзе, Тамаз Абутидзе. Мне преподнесли мяч с автографами игроков, тренеров, судей. Приятная, хотя и немного грустная, церемония расставания с любимым делом. Однако подошло время выходить на поле…

Для соперников это была последняя игра сезона, уже мало что решавшая. Когда мы уходили на перерыв, на табло светились нули.

Но едва матч возобновился, как совершенно неожиданно, без видимых причин в своей штрафной площади упал защитник "Таврии" и, как заправский вратарь, схватил мяч руками. Назначенный мною пенальти никто не оспаривал, и Джамал Херхадзе открыл счет. Прошло еще две минуты, и мяч снова навестил ворота крымчан. А когда до конца игры оставалось минут пятнадцать, Климов сильно пробил в сторону ворот, которые защищал Габелия. Мяч летел почти в руки вратарю. Однако голкипер повел себя крайне странно, бросившись в сторону… от него. Счет стал 2:1.

Когда мы покидали поле, я спросил одного из своих помощников, Игоря Захарова, не показались ли ему странными некоторые эпизоды матча. "Показались, – ответил Игорь, – но зачем это им понадобилось?"

Спустя несколько лет на весенних сборах в Сочи мы встретились с начальником симферопольской команды Анатолием Заяевым. Он-то и прояснил "странности" того прощального для меня матча. Все оказалось вульгарно и просто. Поскольку очки соперникам были уже не нужны, они договорились, что победу одержат хозяева поля, а в порядке компенсации "разрешат" гостям забить один ответный гол. Выяснилось, что, забив этот мяч, "Таврия" становилась лучшей командой по количеству забитых голов (74), ибо в этом случае опережала столичных железнодорожников, поразивших цели соперников (всего!) 73 раза. Совершив этот "подвиг", крымчане получали приз, учрежденный газетой "Гудок" для самой результативной команды.

О ВЫСОКИХ ПОКРОВИТЕЛЯХ

Не следует думать, что стремительно развивающийся теневой футбол не вызывал никакого противодействия. Докатывались сигналы тревоги и до партийных бонз, восседавших на Старой площади. Некоторые из них то ли по наивности, то ли по недомыслию, откровенно негодуя, бросались в мутные воды с целью изобличения новоявленных футбольных шулеров. Однако, по мере "следственных действий" натыкаясь на имена известных партийных и государственных деятелей, служивших, порой сами того не ведая, крышей для наглеющих дельцов, они быстро остывали.

В самом деле, за выступлениями киевлян и остальных украинских клубов внимательно присматривал член Политбюро ЦК КПСС и первый секретарь ЦК компартии Украины Виктор Васильевич Щербицкий; ташкентский "Пахтакор" не менее ретиво опекал занимавший аналогичные посты в Узбекистане Шараф Рашидович Рашидов; интересы бакинского "Нефтчи" бдительно оберегал имевший такие же должности Гейдар Алиевич Алиев. Почти все столичные клубы также имели надежные прикрытия…

О РАССЛЕДОВАНИИ МВД

Попытки разобраться с дельцами в середине 70-х годов предприняло даже МВД СССР: в его составе была образована специальная группа опытных следователей, возглавляемая майором Литвиновым.

В 1975 году в казахстанском городе Чимкенте проводился переходный финальный турнир команд, преуспевших во второй лиге. В те годы только самые завзятые "наивняки" делали вид, что не ведают, какими методами завоевывается место в футбольной элите. Перед игрой между "Янгиером" и "Даугавой" в номер к назначенному ее судить московскому арбитру Виктору Жаркову заявился вальяжный господин из Узбекистана. Без лишних экивоков он заявил, что в случае победы "Янгиера" судье будет вручена пачка ассигнаций на сумму, превышающую стоимость новеньких "Жигулей" (средняя зарплата в стране составляла тогда 120–130 рублей). Жарков решительно отверг предложенную ему мзду. "Даугава" тогда победила со счетом 3:2.

Спустя некоторое время мы узнали, что переговоры в гостиничном номере арбитра были записаны на видеопленку. Назревал скандал межреспубликанского значения. Однако вмешательство партийных небожителей, предложивших не поднимать бурю в стакане воды, остудило служебное рвение работников правоохранительных органов. Команда Литвинова вскоре была распущена, а ее начальник все же успел вынести пользу от проделанной его группой работы: он защитил диссертацию о борьбе с коррупцией в футболе. О ее практической пользе автор этих заметок не ведает.

О ПРОСПОРЕННОМ КОНЬЯКЕ КОЛОСКОВА

Ошеломляющую серию махинаций по закупке остро необходимых им для выживания в высшей лиге очков осуществили в 1985 году кутаисские торпедовцы. После первого круга они сумели обзавестись всего лишь восемью очками. Вылет из "высшего общества" казался неотвратимым. Однако на финише турнира автозаводцы предприняли невиданный спурт: в шести последних матчах они одержали пять побед и, набрав 10 очков из 12, заняли 11-е место при 18 участниках! В числе поверженных оказались даже чемпионы-85 – киевские динамовцы. Лишь алма-атинский "Кайрат", которому очки тоже были нужны позарез, сумел избежать соблазна и не пожелал играть в поддавки.

В футбольных кругах все знали о применяемой кутаисцами технологии. Корреспондент ТАСС Владимир Дворцов загодя называл начальнику Управления футбола (Колоскову. – Прим. ред.) результаты предстоящих матчей… Никакого впечатления… Настырный журналист перед матчем в Кутаиси между торпедовцами и киевлянами предложил руководителю союзного футбола пари: он уверял, что чемпионы страны "сольют" хозяевам поля очередных два очка. Чиновник продемонстрировал полное отсутствие культуры духа, заявив, что подобного быть не может. Пари он проиграл, но долг (всего-то одна бутылка коньяку) так и не вернул…

ОБ "ОЧЕРНИТЕЛЯХ"

10 декабря 1989 года ведущий популярнейшей передачи "Футбольное обозрение" Владимир Перетурин сообщил, что в минувшем сезоне только в высшей лиге махинаторы сгоняли около… сорока (!) договорных матчей (без малого 20%!). "Команды отдавали очки, может быть, торговали ими… Такого еще не было", – заключил свой монолог комментатор.

На головы инакомыслящих полились потоки брани. Один из активнейших деятелей, усиленно внедрявший в футбол "рыночные отношения" тренер киевских динамовцев Олег Базилевич, ничтоже сумняшеся заявил на страницах "Советского спорта": "У нашего футбола есть большой, годами завоеванный авторитет. И нельзя его подрывать, делить команды на "честные" и "нечестные", компрометировать домыслами известных специалистов целые коллективы… На мой взгляд, попыткам очернить работу большого отряда советских футболистов надо дать отпор".

Отпор "очернителям советского футбола" не заставил себя ждать.

Журналист Аркадий Галинский продолжал оставаться персоной нон грата, лишенной права на профессию. Его коллегу – всеобщего любимца и блистательного мастера публицистики Льва Филатова – вывели из состава редколлегии еженедельника "Футбол – хоккей", который он долгие годы возглавлял, будучи его главным редактором. Мало того, Филатова сделали… невыездным.

Такую же "меру пресечения" вознамерились применить и к главному редактору издательства "Физкультура и спорт" Валерию Винокурову. Неприязнь футбольных чиновников к Винокурову побудила их родить еще один курьез. Ведомство Колоскова отказало ему в аккредитации на чемпионате мира, проходившем в 1994 году в США. Главный редактор крупнейшего спортивного издательства страны, одновременно являвшийся обозревателем газеты "Труд", конечно, на чемпионат поехал. Но аккредитацию оргкомитета получил благодаря ходатайству… американских коллег!

О СЛАДКИХ ПАРОЧКАХ

В течение многих лет нарабатывались и утверждались порочные связи между определенными клубами, именовавшимися "сладкими парочками". Они без стыда и совести развлекались договорными матчами, зачастую вовлекая в свой порочный круг и другие команды. Далеко не всегда их вредоносные связи завершались ничейными матчами. По ходу чемпионата "высокие договаривающиеся стороны" могли внести в свои планы необходимые им коррективы. В таких случаях очки шли той команде, которая больше в них нуждалась.

В течение ряда лет в подобных "любовных связях" неоднократно уличались киевские динамовцы при проведении встреч с "Араратом", алма-атинским "Кайратом" и "Зенитом". Не избежали "греховных общений" и ЦСКА с тем же "Зенитом" при встрече между собой. Как я уже отмечал, с трогательной заботой относились обычно друг к другу и украинские клубы. Не брезговали подобными приемами и российские команды, в первую очередь игравшие в низших лигах.

О СПЕКТАКЛЕ ОВЧИННИКОВА И НАЙДЕНОВА

С особой нежностью общались друг с другом команды, руководимые Валерием Овчинниковым и Арсеном Найденовым. Апофеозом их любви стал матч между нижегородским "Локомотивом", возглавляемым Овчинниковым, и сочинской "Жемчужиной", кот ... Читать дальше »

Category: НОВОСТИ | Reads: 1107 | Added by: admin | Rating: 0.0 | Comments (0)