Приветствую Вас Гость | RSS

НИ ДАВНОСТИ, НИ ЗАБВЕНИЯ

Воскресенье, 30-04-2017, 07:02:49
Главная » 2013 » Декабрь » 18 » Лорис-Меликов Михаил Тариелович 19 октября 1824 – 12 декабря 1888
00:27:50
Лорис-Меликов Михаил Тариелович 19 октября 1824 – 12 декабря 1888
Лорис-Меликов Михаил Тариелович 19 октября 1824 – 12 декабря 1888Государственный и военный деятель России, генерал от кавалерии (1875), член Государственного совета (1880). Герой Кавказа и «бархатный диктатор». Личная храбрость, талант администратора и природный ум позволили ему с успехом управляться с таким тревожным регионом, как Кавказ. Успешные боевые действия в Закавказье принесли ему славу покорителя Карса. В конце своей деятельности боролся с террористами и продвигал либеральные реформы в России.

«Лорис-Меликов Михаил Тариелович - граф, один из замечательнейших государственных и военных деятелей России, родился в Тифлисе в семье состоятельного армянина, ведшего обширную торговлю с Лейпцигом», - так начинается статья о нем в энциклопедии Брокгауза и Ефрона. Происходил из дворян. Учился в Лазаревском институте восточных языков в Москве, затем в Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров в Петербурге (1841-1843 гг.). «В Петербурге он близко сошелся с Некрасовым, тогда еще безвестным юношей, и несколько месяцев жил с ним на одной квартире», - отмечает «Брокгауз и Ефрон». В 1843 г. выпущен корнетом в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк.

В 1847 г. переведен на Кавказ офицером для особых поручений при наместнике гр. М.С. Воронцове, о котором вспоминал: «Ему я обязан всем. Эти десять лет при нем были для меня школой жизни… Приходилось бывать в обществе, не хотелось быть хуже других. Стал учиться, читать, думать, -  не забывал и своего специального дела». В возрасте 22 лет Лорис-Меликов сражается в Малой Чечне, в Дагестане, участвует в прокладке дорог, устройстве огневых точек. Его непосредственный начальник (с 1848 г.) генерал-адъютант князь Аргутинский-Долгоруков высоко оценивает службу молодого офицера, решает поручать Лорис-Меликову сложные дела.

23 ноября 1851 г. Хаджи-Мурат - один из ближайших соратников Шамиля перешел на сторону русских. При решении вопроса: кто и как будет его охранять, было принято решение, о котором М.С. Воронцов сообщал военному министру князю А.И. Чернышеву, что 8 декабря 1851 г. Хаджи-Мурат прибыл в Тифлис и поручен ротмистру Лорис-Меликову: «отличному и очень умному офицеру, говорящему по-татарски, уже знающему Хаджи-Мурата, который «кажется, тоже вполне доверяет ему». В частности, Лорис-Меликов сообщил князю Воронцову, который в свою очередь доносил князю Барятинскому: «Чрезвычайно важным нахожу один пункт, о котором говорит Лорис, именно, что Хаджи-Мурат, по-видимому с добрыми намерениями, советует не дозволять выход к нам некоторых почетных чеченцев… Я, напротив, следовал всегда системе покровительства всякому, желающему выселиться к нам, и не мог отказаться от этой системы. Нужно принять соответствующие меры, чтобы всякий желающий передаться нам был принят…»

Беседы с Хаджи-Муратом сами по себе были весьма полезными для понимания сущности войны на Кавказе, однако Лорис-Меликов просил дать ему возможность проявить себя в сражениях. 14 января 1852 г. М.С. Воронцов писал М.Т. Лорис-Меликову: «От души благодарю тебя еще за усердную и полезную службу твою и могу тебя утвердить. Что услуга, которую ты теперь нам оказываешь, не останется без должного вознаграждения. Согласно твоему желанию, я пишу сегодня к князю Барятинскому о востребовании тебя в отряд, где тебе можно будет остаться несколько дней для участия в боевых делах».

М.Т. Лорис-Меликова отозвали для сражений в зимней экспедиции - боевых действиях в районе Мескер-Юрту. Отряды горцев успешно атаковали русских. Тогда включилась артиллерия, и горцы начали отступать, «а стремительная атака казаков под командой гвардии ротмистра Лорис-Меликова, - как отмечалось в приказе от 26 февраля 1852 г. по Отдельному Кавказскому корпусу, - довершила поражение неприятеля».

Узнав об этом, князь Воронцов сразу же (18 февраля) из Тифлиса писал князю Барятинскому, командиру левого фланга Кавказской армии: -Я в восхищении от блестящей атаки казаков под начальством нашего храброго Лорис-Меликова.

В тот же день наместник на Кавказе и главнокомандующий лично поздравил самого героя: «Я пишу тебе с отъезжающим от нас (из Тифлиса) фельдъегерем, чтобы сказать тебе, любезный Лорис-Меликов, что я был очень обрадован известием о прекрасном твоем кавалерийском деле, в котором ты так храбро с молодцами казаками атаковал кавалерию горцев…» В таких условиях быстро происходило повышение по службе и награды, следовавшие одна за другой.

В сентябре 1848 г. поручик «за отличие, оказанное в делах с горцами», награждается орденом Святой Анны IV степени с подписью: «за храбрость».  В 1849 г. Лорис-Меликов произведен в штаб-ротмистры. В августе 1850 г. новый орден: Святой Анны III степени с мечами и бантом. В июле 1851 г. Лорис-Меликов становится ротмистром. В 1852 г. офицер награждается еще двумя орденами: Святой Анны II степени с мечами и Святой Анны II степени с Императорской короной. За отличие в сражении под Баш-Кадыкмаром против турок награжден золотой саблей с подписью: «За храбрость». За успешные действия в борьбе с горцами Лорис-Меликова произвели в полковники.

В Крымскую войну (1853-1856 гг.) М.Т. Лорис-Меликов на Кавказском театре военных действий. Турецкой армии Абди-паши (около 100 тысяч человек) противостояли малочисленные гарнизоны. Война началась 4 (16) октября 1853 года, а 29 уже октября у местечка Карачах Лорис-Меликов во главе казачьего эскадрона попал под обстрел противника. После этого сражения он непрерывно находился в схватках, проявлял мужество и находчивость. В апреле 1855 г. М.Т. Лорис-Меликов был назначен «состоять для особых поручений» при наместнике на Кавказе и главнокомандующем Отдельным Кавказским корпусом генерале Н.Н. Муравьеве. Лорис-Меликову подчинялся отряд в «три сотни охотников», состоящий из людей разных национальностей: русских и турецких армян, грузин, жителей мусульманских провинций. Они отличались отвагой, расторопностью, знанием местности, умением добывать информацию о противнике. Успешные военные действия, руководимые Лорис-Меликовым, способствовали началу главной операции - взятию крепости Карс. Началась осада Карса. Под натиском русских защитники крепости вынуждены были 16 ноября 1855 г. капитулировать. В результате был захвачен весь Карский пашалык (провинция, подчиненная власти паши). Теперь она стала Карской областью. Ее начальником был назначен Лорис-Меликов.
 
Предстояла сложная административно-хозяйственная деятельность на турецкой территории. Удалось установить отношения с турецкими чиновниками; начали действовать канцелярия, казначейство, полицейские и почтовые ведомства. По словам Н.Н. Муравьева, благодаря умелым распоряжениям Лорис-Меликова «порядок скоро водворился, как в области, так и в самом городе Карсе. Откупные, существовавшие при Турецком правлении, были приведены в известность и стали давать доходы, в числе коих важнейший получался от соляных копей, приобретенных нами на берегах Аракса, вблизи Кагызмана». Корректные распоряжения Лорис-Меликова проявились и в управлении духовной сферой. Выяснилось, что мечети, занятые во время военных действий под складские помещения, потеряли свое культовое значение. Русских обвинили в осквернении мусульманских святынь. Действовать пришлось оперативно. Начальник области собрал мулл. После чего мечети были срочно освобождены от посторонних предметов, что позволило восстановить службу. 

Дальнейшие международные события остановили успешные действия администратора. В марте 1856 г. по Парижскому мирному договору Карс и его окрестности возвращались Турции в обмен на Севастополь и другие русские города, занятые союзниками. Во время процедуры передачи Карса Мушир Измаил-паша «от имени правительства дружески благодарил полковника Лорис-Меликова за попечение о Крае». Заслуги Лорис-Меликова особенно ценились в России. В августе 1856 г. М.Т. Лорис-Меликова произвели в генерал-майоры. В этот момент ему было только 30 лет. 

После Крымской войны востребованность молодого генерала была велика. 10 июля 1857 г. новый наместник на Кавказе генерал-фельдмаршал князь А.И. Барятинский обратился с рапортом к военному министру Н.О. Сухозанету откомандировать в Кавказский корпус именно Лорис-Меликова, который становится начальником войск в Абхазии и инспектором линейных батальонов Кутаисского генерал-губернаторства.

В 1860 г. следует новое повышение в должности - пост военного начальника Южного Дагестана и дербентского градоначальника. В этом же году Лорис-Меликов выполняет важное дипломатическое поручение. 11 мая 1860 г. князь Барятинский докладывал Александру II, что М.Т. Лорис-Меликов послан в Константинополь, где вместе с послом России в Турции князем А.Б. Лобановым-Ростовским должен добиться согласия турецкого правительства «на открытие нам трех пунктов на границе, чтобы туда направить группы переселенцев…» Миссия была успешно выполнена, и Лорис-Меликов в июне 1860 г. получил очередной орден - Святой Анны I степени с мечами.

Кавказ, этот тревожный регион, находился в центре внимания властей страны, беспокоил и ближайшее окружение Александра II. В марте 1863 г. великий князь Михаил Николаевич собрал во Владикавказе представителей разных народов Терской области и объявил, что их начальником станет генерал Лорис-Меликов. По мнению великого князя Михаила Николаевича, глава Терской области достоин нового производства. Император Александр II прислушался к мнению своего брата - 17 апреля 1863 г. Лорис-Меликов стал генерал-лейтенантом.

Между тем обстановка в крае не была благоприятной. Сложившиеся обстоятельства заставляли Михаила Тариеловича глубже ознакомиться с вверенным ему обширным краем, расположенным от Главного Кавказского хребта на юге до границ Ставрополья и Астраханской области на севере.

Вопрос о переселении северокавказских народов для нового начальника Терской области стал наиболее сложным. Ему думалось, что можно ограничиться переселением горцев внутри вверенной ему территории - с горных районов на равнину. Но кавказский наместник воспротивился этому. Так началось массовое выселение горцев Терской области в Турцию. В Константинополе по улицам толпами бродили голодные переселенцы, на что обращала внимание европейская пресса, обвиняя правительство России в «варварском насилии» над племенами Кавказа.

На освобожденные земли селили казаков. Так возникла казачья зона - от Владикавказа до Кумыкской плоскости.

Недовольство местного населения давало о себе знать. Но Лорис-Меликов стремился сделать все возможное в условиях Кавказа. В своих многотрудных делах он нашел надежного помощника. Это был черкес Дмитрий (Лукман) Кодзоков. До сих пор о нем молчала литература, посвященная деятельности Лорис-Меликова. Выпускник Московского университета, знаток Кавказа служил чиновником по особым поручениям при наместнике великом князе Михаиле Николаевиче. Лорис-Меликов назначил образованного чиновника председателем Комиссии по разбору личных и поземельных прав жителей Терской области.

Так в Терской области реализовывались реформы 60-70-х годов, проводимые в Центральной России, что способствовало развитию товарного земледелия, укреплению личных хозяйств, притоку рабочей силы из центральных губерний. Наместник Кавказа и император Александр II следили за многогранной деятельностью Лорис-Меликова. 19 апреля 1865 г. М.Т. Лорис-Меликов награждается орденом Белого орла.
Высокая оценка управленческой деятельности Лорис-Меликова не могла оставаться без последствий. Высочайшим приказом от 30 августа 1865 г. он был назначен генерал-адъютантом к Его Императорскому Величеству, «с оставлением в занимаемых должностях».

Административно-военная деятельность Лорис-Меликова в Терской области привела его к выводам, с которыми он спустя много лет поделился со своим другом доктором Н.А. Белоголовым: Правительство сделало все, что могло, оно силой оружия закрепило Кавказ за империей, но чтобы присоединение это обратилось в прочную, неразрывную связь, необходимо культурное влияние, нужно, чтобы русские люди и капиталы устремились в этот благодатный край и устраивались в нем земледельцами, промышленниками, фабрикантами.

Издатель Л.Ф. Пантелеев писал: «Из бесед с Михаилом Тариеловичем вынес… впечатление, что от природы он обладал большим умом и способностью быстро усваивать новые для него идеи. В бытность мою на Кавказе… я там, в первый раз услышал имя Лорис-Меликова и притом с весьма выгодной стороны. В качестве начальника Терской области он не только сумел поддержать порядок, но в то же время заслужил полное доверие туземцев. В беседах со мной Лорис-Меликов охотно пускался в рассказы о Кавказе, особенно о горцах, о том, как собственно, легко ими управлять, если только бережно относится к их народным обычаям».

Из речи М.Т. Лорис-Меликова к жителям Аргунского округа 21.10.1865 г.: -Два года тому назад я благодарил вас за ваше поведение. Радуюсь, что и в этот приезд могу повторить свою благодарность.

Объехав в 1871 г. северокавказские земли, ознакомившись с порядками в регионе, с положением населения, армейских частей. Александр II писал брату Михаилу: «Целый ряд мероприятий, задуманных и исполненных под непосредственным вашим руководством, привел к водворению в горских обществах прочного порядка и настолько продвинул гражданское их развитие, что ныне признано возможным многие из них подчинить общим с русским населением гражданским учреждениям».

Не исключено, что в подобных случаях, Императору показывали только то, что могло понравиться Его Величеству. Хотя нельзя исключать, что результаты административно-военной деятельности Лорис-Меликова раскрывали перед Императором некоторые прогрессивные нововведения. О переменах в крае свидетельствовал В.П. Мещерский, посетивший осенью 1877 г. Владикавказ. «Маленький городок» начальник Терской области Лорис-Меликов «сделал красивым и большим городом, с бульварами, театром, большими зданиями для училищ, казармами, госпиталем и оставил здесь о себе память даровитейшего администратора…» 

Некий автор письма к цесаревичу Александру Александровичу (будущему императору Александру III) отмечал: «В Тифлисе мне рассказывали, что будто бы Вы терпеть не можете Лориса, и в последний приезд Ваш на Кавказ выказали и высказали это довольно резко. Не знаю, как теперь Ваше мнение о Лорисе, но одно могу сказать: это одна из самых умных личностей государственного человека, и вдобавок честная, как спартанец относительно денег! Тонкость его ума, образованность и ловкость этого человека замечательны, и если когда-либо Вы бы задали себе вопрос: что делать с Лорисом, все знающие его сказали бы единогласно: вот тип посла, в Англию, если не в Константинополь (авось там уже его не будет), или министра Государственного Имущества, ибо его отличительная черта, это быть тем, чем у нас никто не умеет быть: хорошим администратором!». 

Благодаря своим административным способностям Лорис-Меликов много сделал в деле стабилизации положения в регионе, стремился осуществить там управление хозяйственной жизнью. Но многовековые обычаи и традиции горцев, непрерывное ожидание локальных восстаний - все это не позволяло полностью решить кавказскую проблему. 

В мае 1875 г. в связи с болезнью Лорис-Меликов оставил пост начальника области, был назначен состоять при наместнике на Кавказе великом князе Михаиле Николаевиче, а затем уехал для лечения в Эмс (Германия).

К осени 1876 г. угроза войны с Турцией становилась все более реальной. Кавказский театр военных действий должен был отвлечь силы противника от Балкан. 11 ноября 1876 г. последовал Высочайший приказ о назначении Лорис-Меликова командующим действующим корпусом на кавказско-турецкой границе с «оставлением в звании генерала-адъютанта и по Терскому казачьему войску».

12 (24) апреля 1877 г. Александр II издал Манифест о войне с Турцией. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. М.Т. Лорис-Меликов фактически руководил военными действиями в Закавказье. 5 мая 1877 г. русское командование предложило турецкому коменданту сдать Ардаган.  За взятие Ардагана Лорис-Меликов был пожалован орденом Святого Георгия III степени. И в дальнейшем корпус успешно громил неприятеля. За отличие при разгроме армии Мухтара-паши на Аладжинских высотах Лорис-Меликов пожалован орденом Святого Георгия II степени. Свободно объясняясь на турецком, персидском, армянском языках, он (как и прежде на Кавказе) охотно принимал у себя влиятельных лиц покоренной местности и, беседуя с ними, часто выяснял состояние сил неприятеля. Также допрашивал пленных, беседовал с простыми крестьянами.

Однако обстоятельства пока складывались не в пользу русских войск: пришлось отказаться от блокады Карса. Генерал-майор С.О. Кишмишев рассмотрел этот эпизод в книге о войне в Турецкой Армении в 1877 - 1878 гг. (1884), которую высоко оценил Михаил Тариелович. Что касается снятия осады Карса, Кишмишев отмечал, что это «история запишет в число замечательных военных событий». Из книги ген.-майора С.О. Кишмишева (о снятии осады Карса): «…Таким счастливым исходом мы обязаны исключительно энергии командующего корпусом, обнаружившейся в последние дни осады в изумительной степени: он все предвидел, все предусмотрел, всем распоряжался лично, все принял в соображение. Успех дела был достойною и лучшею наградою за громадные труды и заботы, понесенные в эти дни генерал-адъютантом Лорис-Меликовым». 

Но вот, наконец, в ночь на 6 ноября 1877 г. был подготовлен штурм Карса. Н.И. Сперанский, штабс-капитан (о штурме Карса): «Часов в 5-6 вечера мы узнали по секрету, что на сегодняшнюю ночь назначен штурм Карса… Наступило 8 часов вечера. Почти полная луна высоко взошла на небе и осветила серебряным светом белые стены и минареты страшной и могучей крепости… Наконец с облегчением мы узнали, что вел. кн. с корпусным командиром Лорис-Меликовым выехали из своей ставки и отправились на позицию. Это было в начале 9-го часа вечера, к этому же времени все войска, назначенные для штурма, стояли уже на своих местах в нескольких верстах от Карса». 

Главное сражение под руководством Лорис-Меликова утром 6 ноября успешно завершилось. В 10 часов утра командующий Корпусом был в крепости. Потом перед Лорис-Меликовым предстал начальник артиллерии Карса Гусейн-бей. На вопрос Лорис-Меликова: «Не лучше ли было сдать Карс и избегнуть кровопролития, чем быть свидетелем такой печальной картины?» - он ответил: «Такую крепость, как Карс, нельзя было сдать без боя».

Из грамоты императора Александра II от 14 ноября 1877 г.: -Генералу-адъютанту, генералу от кавалерии, командующему действующим корпусом на Кавказско-Турецкой границе Михаилу Лорис-Меликову. В награду мужества и примерной распорядительности вашей, увенчавшихся новым подвигом наших войск при взятии штурмом турецкой крепости Карс, 14 ноября, всемилостивейше пожаловали мы вас кавалером императорского ордена Нашего Святого равноапостольского князя Владимира первой степени с мечами.

Радостно приветствовали взятие Карса в различных кругах России. 7 ноября 1877 г. председатель Комитета министров П.А. Валуев записал в дневнике: «Карс взят штурмом. Самое блистательное дело нашего века. Хвала и слава Кавказской армии». Назвал Валуев и главного виновника торжества: Лорис-Меликов «победитель Карса». Днем раньше и Д.А. Милютин отметил в дневнике: «Сегодня великая радость: телеграмма великого князя Михаила Николаевича о взятии Карса».

Описав взятие Карса, корреспондент газеты «Голос» отметил, что заслуги самого Лорис-Меликова выделяются особо. Честь этому замечательному генералу отдают не только русские, но и иностранные публицисты. Вот что писал корреспондент французской газеты «Temps»: «Лорис-Меликов вполне светский и ученый человек. Он далеко еще не стар (ему 52-й год) и располагает к себе всех кротостью своего общения».

Сам М.Т. Лорис-Меликов писал о крепости Карс: «Оплот Азиатской Турции; крепость эта, при некотором приспособлении и сокращении линии ее обороны может сделаться совершенно недоступной для неприятеля и послужит нам твердым опорным пунктом». 

В начале XX в. было решено соорудить памятник погибшим во всех штурмах крепости Карс. Первое место занял проект скульптора Б.М. Микешина - сына художника-монументалиста М.О. Микешина. 6 ноября 1910 г. состоялось торжественное открытие величественного памятника. Однако по Батумскому договору от 4 июня 1918 г. Карс официально отошел к Турции. В том же 1918 г. памятник был взорван. Дореволюционная открытка дает нам представление о том каким был девятиметровый монумент - Памятник воинам павшим при штурме крепости Карс.

C окончанием русско-турецкой войны завершилась и славная боевая карьера генерала Лорис-Меликова, сделавшая его знаменитым военачальником и административным деятелем. За заслуги в апреле 1878 г. возведен в графское Российской империи достоинство. В начале 1879 г. был назначен временным астраханским, саратовским и самарским генерал-губернатором, а в апреле, после покушения А.К. Соловьева на императора Александра II, - временным харьковским генерал-губернатором.

Вел решительную борьбу с террористами, при этом пытался привлечь на свою сторону оппозиционную часть общества. После взрыва в Зимнем дворце, произведенного С.Н. Халтуриным, 12 февраля 1880 г. Лорис-Меликов был назначен главой Верховной распорядительной комиссии и фактически получил неограниченные полномочия. 20 февраля 1880 г.  И.О. Млодецкий совершил неудачное покушение на Лорис-Меликова. 6 августа 1880 г. Верховная распорядительная комиссия, по инициативе Лорис-Меликова, была упразднена, и он назначен министром внутренних дел и шефом жандармов. Представил Александру II доклад, в котором ставил вопрос о проведении ряда экономических реформ. 28 января 1881 г. Лорис-Меликов представил императору доклад, в котором предлагал учредить временные подготовительные комиссии. В состав комиссий должны были войти правительственные чиновники и выборные представители от земств и органов городского самоуправления. Проект получил название «Конституция» Лорис-Меликова. 

Утром 1 марта 1881 г. Александр II принял Лорис-Меликова, подписал представленный им доклад и назначил на 4 марта заседание Совета Министров для обсуждения представленного проекта, однако спустя несколько часов император был убит народовольцами. После убийства Александра II и издания Александром III Манифеста (от 29.04.1881) «о незыблемости самодержавия», Лорис-Меликов 30 апреля 1881 г. вышел в отставку (вместе с ним ушли в отставку министры А.А. Абаза и Д.А. Милютин). 

Последние годы жизни, оставаясь членом Государственного совета, жил главным образом за границей (в Висбадене и Ницце), где сблизился с Н.А. Белоголовым, А.И. Кошелевым и некоторыми другими видными либералами, изредка наезжал в Петербург для участия в наиболее важных заседаниях Государственного совета. Лорис-Меликову принадлежит ряд статей, в т.ч. «Записка, составленная из рассказов и показаний Хаджи-Мурата (1881)».

РЫБАКОВ С.П., к.и.н., доцент МГИМО(У)

Категория: НОВОСТИ | Просмотров: 1185 | Добавил: batikot | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]